Ринкевичс: ''История Латвии доказала, что мы не можем сидеть в стороне и молчать'' (BNN)

06.06.2014. 18:54

Аннексия Крыма, события на Украине стали фундаментальным поворотом в международных отношениях, и история Латвии доказывает, что и нам нельзя молчать и сидеть в стороне, наблюдая, отметил в интервью порталу BNN министр иностранных дел Эдгарс Ринкевичс. Он очень доволен тем, что мы в Евросоюзе и НАТО, в противном случае ситуация в регионе могла бы быть намного негативнее.

Насколько мы можем быть уверены, что в Латвии не повторится украинский сценарий?

Если говорим о внешней безопасности, то нужно учесть все мероприятия, которые с начала апреля проводило НАТО: усиленное патрулирование воздушного пространства, присутствие эскадры НАТО в Балтийском море, увеличение числа солдат США в Латвии, Эстонии, Литве, Польше, а также недавние заявления президента США об оказании особой помощи странам Центральной и Восточной Европы, балтийским странам. Учитывая так называемых «зеленых человечков», информационную войну и события в Восточной Украине, по-моему, сделано все, чтобы безопасность Латвии, а также остальных балтийских стран, соответствовала параметрам 5-й статьи НАТО, если рассматривать военно-политический аспект, то я бы сказал, что сейчас мы в такой безопасности, как никогда раньше.

Второе, что является скорее нашей собственной ответственностью и над чем нужно работать, — это наша собственная внутренняя безопасность с точки зрения кибербезопасности, защиты информационных систем, наблюдение за различными радикально настроенными группами. Нужно говорить и о расширении системы обороны, и об укреплении полиции, системы правоохранительных органов в материальном плане и об уделении достаточно большого внимания этим сферам. Но, отвечая на вопрос о том, могут ли в Латвии повториться такие события как на Украине, я говорю, что нет. Здесь все-таки абсолютно иная ситуация. Мы можем только порадоваться, что десять лет назад стали членами НАТО и Евросоюза. Если бы мы сейчас не входили в состав одной из этих организаций, то динамика в регионе была бы абсолютно другой и определенно негативной.

Если бы мы не были в ЕС и НАТО, то риски могли были бы выше?

Мы видели, что произошло с Украиной, которая долго не могла решить – хочет ли она стать членом НАТО или нет. В какой-то момент было желание стать, но затем появилась оговорка о нейтралитете. Путь в Европу тоже был очень-очень тяжелым. Мы видим, что произошло с Грузией в 2008 году, видим, что происходит с Молдовой. Эти страны, которые в свое время по многим и самым разным, зачастую независящим от них, аспектам не вошли в состав этих организаций, с точки зрения безопасности и экономического развития находятся в более сложной ситуации, чем страны-члены НАТО и ЕС. Это очень заметно.

И все-таки регулярно появляются новости об очередном приближении к латвийской границе российских самолетов-разведчиков.

Российские самолеты-разведчики летали всегда, менялась только интенсивность. То, что мы видели многие годы – рост российского военного контингента в Калининградской области, размещение военной техники и оборудования возле границ балтийских стран и России – всегда вызывало обеспокоенность. Частые полеты самолетов-разведчиков связаны с теми шагами, которые делает НАТО. Отряд воздушного патрулирования НАТО, который сейчас размещен в балтийских странах, всегда контролирует и заботится о том, чтобы эти самолеты не появились в воздушном пространстве самих балтийских стран. Это в большей степени и некая демонстрация присутствия со стороны России, и истинное желание понять реальный военный потенциал балтийских стран. Мы продолжим тщательно наблюдать за этим и будем реагировать, используя дипломатические средства, если возникнет необходимость.

Как оцениваете деятельность Владимира Путина на посту президента?

Несомненно вызывают обеспокоенность те повороты, которые имели место во внутренней политике России в связи с ограничением демократических свобод, прав и основных прав. В последнее время серьезную обеспокоенность вызвала внешняя политика России, аннексия Крыма, которая противоречит международному праву, и события в Восточной Украине. Я бы оценил все действия России как абсолютно неприемлемые для международного порядка и права. К сожалению, у меня такое ощущение, что в последние месяцы разрушено многое из того, что создавалось на протяжении более чем 20 лет после развала Советского Союза: некоторое равновесие в отношениях между Западом и Россией на политическом и экономическом уровне. Я думаю, что в последнее время действия сильно изменили динамику международных отношений, ситуацию на европейском континенте, особенно при том, что мы еще в начале таких событий и процессов, которые до конца еще невозможно должным образом проанализировать и спрогнозировать. Мне хочется надеятся, что Россия вернется в «рамки» международного права, и в плане событий в Восточной Украине нам удастся достичь такой ситуации, в которой государственное развитие, независимость и территориальная неделимость будут соблюдаться. Крымский вопрос останется, и при том надолго. Мир в целом не признает аннексию Крыма, и это еще долго будет серьезным источником разногласий, споров и дискуссий.

И как долго это продлится?

Я – не предсказатель, но думаю, что даже не месяцы и не годы, а очень долгое время.

Как украинский кризис повлиял на латвийско-российские отношения?

Диалог на политическом уровне сейчас фактически прекратился. В этом плане мы сейчас действуем в соответствии общими решениями ЕС и НАТО; политические контакты на высшем уровне сейчас не происходят. Наверное, первым серьезным исключением станет празднование 6 июня 70-ой годовщины высадки союзников в Нормандии, во Франции, что, надеюсь, даст некоторый импульс диалогу и по Украине. Если говорим об экономическом уровне, мы должны принимать в расчет то, что мы – соседи, и есть очень много вопросов, которые нужно решать на уровне как правоохранительных органов, так и на уровне экономического сотрудничества. Сейчас мы немного ощущаем, что экономическая ситуация в России ухудшается, что в некоторых отраслях есть спад объема торговли, который не связан с санкциями, а с общим экономическим положением. Надеюсь, что наши предприниматели найдут силы преодолеть возникшие проблемы и переориентироваться на другие рынки.

И все-таки «Новая волна» в Юрмале состоится. Как Вы к этому относитесь?

Не думаю, что проведение этого мероприятия – хорошая идея. А еще хуже, если во время него будут какие-то попытки прославления событий в Крыму, но знаю, что были призывы не впускать актеров, художников, работников культуры. Не хотелось бы уподобляться отдельным проявлениям, как это происходит в России, где тоже все нужно запретить, никого не пускать. Думаю, что это в большей степени будет на совести самих организаторов – насколько это мероприятие будет носить культурных характер и насколько — как политическая манифестация. Если «Новая волна» станет манифестацией российской политики, то это больше навредит самой «Новой волне», а не кому-то из нас в Латвии.

Не сделала ли украинская ситуация напряженными отношения между латышами и русскими в Латвии?

Те, что я встречал – в том числе и мнения о событиях на Украине в семьях русскоязычных в Латвии – очень разные. Я читал, что около трети русскоязычных не поддерживают действия Украины, чуть менее половины считает, что такие действия заслуживают поддержки и еще есть те, у кого нет мнения на этот счет. Очень хочется надеяться, что события на Украине не создадут напряженность, а покажут, что есть целый ряд ценностей, вокруг которых можно сплотиться и радоваться, что мы живем в абсолютно другом обществе. Надеюсь, что никто из нас – ни политики, ни те, к чьему мнению прислушиваются – не будем пытаться использовать эти события для нагнетания обстановки вокруг событий на Украине. Хотя, конечно, мнения и информационные пространства – очень разные.

Глава Конгресса украинцев Латвии Николай Павлюк в интервью BNN сказал, что ситуация в Латгале, где много нелояльных Латвии людей и на чей призыв «о помощи» Россия однажды может откликнуться, особенно драматична.

В таком случае нужно говорит о 5-й статье НАТО и о том, что наступят такие обстоятельства, которые оговорены в системе коллективной безопасности НАТО. Думаю, что Россия хорошо понимает, что здесь — не Украина.

Влияют ли негативно на настроение общественности высказывания Айварса Лембергса о солдатах НАТО?

Кажется, у нас с Лембергсом абсолютно разное понимание вопросов государственной безопасности и внешней политики. Пока это разумная дискуссия – ладно, но для меня абсолютно неприемлемы эти антинатовские высказывания. Вся риторика с начала апреля, которая против расширения НАТО и усиления присутствия в балтийском регионе, особенно в Латвии, и превращение бытового инцидента в «мега»-антинатовскую проблему, следует осудить. Мы сами вступили в НАТО с целью, чтобы наша страна была в большей безопасности.

Мне кажется, что люди до конца не понимают, что после аннексии Крыма, событий на Украине произошел фундаментальный поворот в международных отношениях, и теперь это не только вопрос о сидении в стороне. Мы в 30-е годы сидели в стороне и ничего не делали, у нас такая внешняя политика уже была; нам казалось, что если мы умно промолчим и посидим в стороне, то не будем ближе к западным странам, все будет в порядке и нас оставят в покое. В покое не оставили! В отношении политического заявления «умно промолчим и все будет в порядке, только поторгуемся» история Латвии доказывает, что однажды этот курс уже закончился плохо. Наша политика безопасности и внешняя политика тесно связаны с ЕС, и я очень рад, что здесь присутствует НАТО, и надеюсь, что так будет постоянно.

Я заметил, что такую риторику с радостью тиражируют различные российские СМИ. В этом плане мне не совсем ясен мотив Лембергса и действия в течение двух месяцев, при чем зная, что его партнеры в правительственной коалиции серьезно работали над тем, чтобы решить вопросы внешней безопасности страны. Такая риторика не идет на пользу Латвии и обществу.

Как эти высказывания влияют на образ Латвии за рубежом?

Он все-таки не должностное лицо правительства, но и не хорошо, что это один из партнеров правительства. В мае пришлось объяснять нашим партнерам, послам союзников эти высказывания, но думаю, что они хорошо понимают что к чему. Я бы не хотел из этого своеобразного взгляда на безопасность и внешнюю политику делать мегапроблему.

Может, следует говорить об исключении партии «Для Латвии и Вентспилса» из «Союза зеленых и крестьян» (СЗК)?

Это, во-первых, вопрос самого СЗК. Для меня важно, чтобы вопросы, которые направлены на укрепление госбезопасности, в правительстве утверждались, и чтобы у нас было достигнуто согласие по ним. Вижу, что мои коллеги из СЗК ответственно работают; министр обороны много сделал по практическому решению вопросов, но с кем они собираются дальше сотрудничать в предвыборное и поствыборное время — это их дело. Пусть избиратель сам решает.

В интервью «Первому Балтийскому каналу» Лембергс сказал, что по прежнему ждет извинений от вас и от генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена за инциденты с солдатами НАТО.

Я направил Вентспилсской городской думе ответ «нет» и достаточно четко дал понять, что такая риторика абсолютно неприемлема. Я считаю, что все иностранные граждане, включая солдат, должны соблюдать общественный порядок, а если его кто-то нарушил, то — наказать. Но в то же время политизация и превращение таких бытовых инцидентов, которые, увы, бывают в каждой стране, в каждом порту, в случае прихода любого судна, в антинатовскую кампанию абсолютно неприемлемо.

Насколько вообще тактично требовать извинений от генсека НАТО, да еще и добавлять, что в противном случае о Вентспилсе будет напомнено по-другому?

Вентспилсу сейчас следует заниматься делами, которые на повестке дня самоуправления. В этом случае важен не рассказ об общественном порядке, а действительно ли мы все видим себя как нормального члена Европы и НАТО, где союзники гарантируют нашу безопасность, а мы, в свою очередь, в пределах своих возможностей гарантируем их безопасность. Или же будем заниматься пиар-компанией по каким-либо причинам, которые мне до конца не известны, и будем постоянно создавать вокруг этого вопроса популистскую и пиар- напряженность.

Каковы планы МИДа на ближайшие полгода, год?

План номер один: председательство Латвии [в Совете ЕС], меньше чем через месяц начинается наше совместное с Италией и Люксембургом председательство. А кроме того, мы уже многое сделали и продолжим работать, ориентируясь на результат саммита НАТО в Уэльсе, чтобы гарантировать и укреплять безопасность Латвии, здесь нам предстоит многое сделать. Еще две важные вещи: помощь предпринимателям, укрепление внешнеэкономических связей как в ЕС, так и за его пределами, а также сотрудничество, помощь латышской диаспоре за рубежом.

Как Вы сами оцениваете – есть ли место Украине в ЕС?

Сперва сама Украина должна решить, хочет ли она быть членом ЕС. В Европейских договорах сказано, что каждая европейская страна, если желает вступить в союз, может начать этот процесс. Прежде чем Украина станет членом ЕС, ей предстоит очень-очень много тяжелой работы, провести много реформ – это определенно не произойдет в обозримом будущем. На это многое потребуется от самой Украины, ведь было бы неправильным принимать какую-либо страну на упрощенных условиях, если эта страна не сможет нормально функционировать как член ЕС, и я полагаю, что предстоят широкие и трудные дискуссии среди стран ЕС. Но и не думаю, что было бы правильным закрывать перед кем-то дверь, особенно, если это — европейская страна. Мы готовы сейчас искать такое решение, которое поспособствовало бы тесному более сотрудничеству ЕС и Украины, но при наличии серьезных реформ в этой стране – по борьбе с коррупцией, укреплению госаппарата и прочим практическим вопросам. Если этот длинный, очень трудный процесс пойдет, то можно обсуждать различные формы сотрудничества. Мы должны дать возможность любому, как это сделано на Балканах, но финальный результат процесса в большей степени зависит от самих стран. Некоторым удалось, некоторые на протяжении нескольких лет ведут переговоры о вступлении. Первое, что предстоит сделать Украине, — это государственная стабилизация, перемены и модернизация, но это уже другая история.


Опубликоавно: ''BNN'', 06.06.2014